vkyoutubetwitterinsta
www.afisha-irkutsk.ru

 

Этот день в
истории "Зенита"
6
августа
архив

Сегодня исполняется 120 лет со дня рождения главного тренера «Сталинца»/«Зенита» довоенной поры Константина Егорова


Футбольный сезон 1938 года начался для ленинградского «Сталинца» с неожиданности: непосредственно накануне старта чемпионата СССР после серьёзного конфликта команда лишилась главного тренера Петра Филиппова. Более того, чемпионат без главного тренера пришлось и начать – заводское спортивное руководство не спешило найти преемника уволенному специалисту, уповая на авторитет и опыт капитана Бориса Ивина, которому и вручили бразды правления командой.


19052020

 

А ведь новый сезон должен был существенно изменить статус клуба в советском футболе. Очередная глобальная реформа, накрывшая советский футбол, привела к тому, что ленинградский «Сталинец», уже приготовившийся, было, вновь принять старт в группе Б (первая лига), неожиданно оказался среди сильнейших команд страны. Казалось, вот он, шанс показать себя в высшем свете! Однако дебют в группе А у оставшейся без тренера команды оказался совсем бесславным: решение назначить тренером играющего футболиста, пусть и столь авторитетного, как Ивин, ни к чему хорошему не привело, сезон команда начала слабо, а вскоре и вовсе посыпалась.


Тут-то спортивные начальники ЛМЗ засуетились и начали лихорадочно искать специалиста, способного уже после начала чемпионата не только взвалить на себя бремя руководства занедужившей командой, но ещё и готового нести ответственность за её пока невзрачные результаты. Их выбор пал на 38-летнего Константина Егорова, который после недавнего завершения карьеры футболиста работал тренером в обществах «Динамо» и «Судостроитель».


Егоров – коренной петербуржец и принадлежал к плеяде тех, кто поднимал в 20-е годы прошлого века советский футбол. С 1915 года занимал позиции правого крайнего нападающего в составе знаменитых «Коломяг», а в 1922–1923-м – в не менее именитом «Спорте». Рослый, худощавый, он обладал отличной техникой и скоростью, был напорист и азартен, мощно и прицельно бил по воротам с правой, но больше преуспевал, всё же, в игре созидательной. Во второй половине 1920-х выступал за ленинградский «Пищевкус», с которым неоднократно становился чемпионом Ленинграда. В 1931-м перешёл в начавшее явно доминировать в городском футболе «Динамо», с которым также неоднократно выигрывал первенство города.


На протяжении нескольких лет включался в сборные Ленинграда и РСФСР, но так и не смог вытеснить из состава этих команд игравшего на той же позиции любимца трибун, одного из лучших «крайков» довоенного советского футбола Петра «Капуля» Григорьева. Кроме того, как и большинство футболистов той поры, Егоров прекрасно играл в хоккей с мячом, правда, защитником. В составе сборной Ленинграда по хоккею становился чемпионом СССР (1928) и неоднократным чемпионом РСФСР. Причём, принимал участие в хоккейных баталиях на высшем уровне вплоть до начала войны.


В общем, послужной список Егорова-спортсмена вполне убедителен. А вот тренерские достижения к тому времени у него были куда как скромнее. Да их, в общем-то, и не было. Тем не менее, ему всё же удалось несколько выправить положение дел в команде, и чемпионат 1938 г. «Сталинец» завершил в середине турнирной таблицы.


В следующем же году пришёл к Егорову и первый тренерский успех – его команда впервые дошла до финала Кубка СССР. Справедливости ради, путь к финалу сложился тогда для «Сталинца» на редкость удачно. Лишь на первой стадии розыгрыша, встречаясь со сталинградским «Трактором» (будущим волгоградским «Ротором»), ленинградцам пришлось изрядно поднапрячься, и тяжёлая победа пришла к ним лишь в дополнительное время. Остальные же соперники – краматорский «Авангард», днепропетровская «Сталь» и ташкентское «Динамо» – представляли низшие дивизионы советского футбола, и не одолеть их было бы просто неприлично.


И лишь в финале соперник «Сталинцу» достался более чем достойный – непобедимый в те годы московский «Спартак». Да, ленинградцы оказали лидеру чемпионата достойное сопротивление, но класс есть класс – итоговый счёт 3:1 в пользу москвичей, и «Спартак» установил до сих пор не побитый рекорд: выиграв в том году ещё и чемпионат страны, он, в результате, сделал два «золотых дубля» подряд – в 1938 и 1938 гг. Рекорд, почти 70 лет спустя лишь повторённый московскими армейцами.


Пожалуй, финал 1939-го можно назвать самым «необидным» проигрышем финала Кубка ленинградской командой. Один факт появления «Сталинца» в финале Кубка уже можно было считать по тем временам очень серьёзным достижением, ибо в чемпионате он совсем не блистал, заняв лишь одиннадцатое место. Ещё раз напомним, что путь в Кубке для него сложился на редкость удачно – большинство соперников в классе явно уступало. Однако заявка была сделана, и в следующем же розыгрыше Кубка, который состоялся в 1944 году, «Зенит» уже ждал триумф.


Ещё раз отметим, что в чемпионате особых успехов при тренере Константине Егорове «Сталинец» не добивался (места 14 и 11). Уж больно сильными и многочисленными были московские команды, в те годы традиционно составлявшие порядка одной трети всей высшей лиги. В 1938-м, к примеру, в розыгрыше первенства в группе А участвовало десять команд из столицы. И мало того, что московскими тогда оказались весь пьедестал и Кубок, так ещё три столичные команды вошли в десятку сильнейших.


При этом стоит отметить, что именно при Егорове «Сталинец» ещё в середине 1938 года сделал первые попытки перехода с устаревшей схемы «пять в линию» на более прогрессивную «дубль-вэ». Вот только переход этот так и не был завершён: столь серьёзное тактическое перестроение оказалось явно не под силу ни команде, ни её 38-летнему тренеру, весь тренерский опыт которого до того заключался в паре лет работы с любительскими коллективами. Очень не хватало на острие атаки неистового форварда Смагина, в конце прошлого сезона вынужденного покинуть ряды «Сталинца» из-за длительной дисквалификации. Никак не могли привыкнуть к новой роли и инсайды, в прежние годы составлявшие с центрфорвардом главный ударный кулак в нападении, а теперь вынужденные оттянуться несколько вглубь поля и при этом выполнять куда более значительный объём работы. Да и новое амплуа центрального защитника бывшим центральным хавбекам, не приученным к плотной персональной опеке нападающих в непосредственной близости от своих ворот, давалось с большим трудом. На этой ключевой позиции тренер поочерёдно перепробовал всех имеющихся в наличии полузащитники, но удобоваримого долговременного результата эти эксперименты не дали, и «Сталинец» фактически продолжал играть в старую добрую «линию».


Ну и резюме. Егорову, в целом, так и не удалось создать из имеющихся неплохих, в общем-то, футболистов более-менее серьёзную команду. Играли при нём сталинцы напористо, боевито, но сумбурно и неорганизованно. Не видно было в их игре ясной мысли, чёткого игрового рисунка, твёрдой тренерской руки. И если оборона выглядела ещё вполне пристойно, то атакующим игрокам очевидно не хватало слаженности, взаимопонимания и тактической выучки. Атаки ленинградцев частенько напоминали примитивные наскоки, комбинации игроки вычерчивали незатейливые и простенькие, сильно злоупотребляя индивидуальными действиями, а, сталкиваясь с более-менее крепкой, отлаженной обороной, порой просто терялись, не зная, как поступить дальше и занимаясь бесконечной мелкой распасовкой вне пределов штрафной площади соперника. Поэтому, имея в своих рядах вполне приличных форвардов, «Сталинец», тем не менее, результативность в те годы демонстрировал совсем неважную.


А коли не забиваешь, то и не выигрываешь. И если сезон 1938 года, за счёт большого количества наводнивших группу А явных аутсайдеров, ленинградская команда закончила в середине таблицы, то в 1939-м сохранила за собой место в группе сильнейших лишь с большим трудом.


Вот и чемпионат 1940-го «Зенит» (уже «Зенит») опять начал откровенно слабо, поражения посыпались одно за другим, атака выглядела просто беспомощной, и вскоре последовали оргвыводы: в команду на место Егорова был возвращён опальный Пётр Филиппов. Далеко не сразу удалось ему вывести «Зенит» из штопора, и лишь в самом конце чемпионата, одержав шесть побед в восьми матчах, ленинградцам удалось выкарабкаться из опасной зоны. Егоров же вернулся к тренерской работе в городских клубных командах, параллельно занимаясь судейством футбольных и хоккейных матчей.


Под руководством Константина Егорова в 1938 – 1940 гг. «Сталинец»/«Зенит» провёл 63 матча: 23 победы, 17 ничьих, 23 поражения; разница мячей 96–110.
Финалист Кубка СССР 1939 г.
Судья республиканской категории (1938).


P.S. Хоть и не задалась особо работа Егорова в команде мастеров, но есть на его счету деяние, последствия которого для «Зенита» трудно переоценить. Именно Егоров поздней осенью 1938 года пригласил в свою команду молоденького запасного вратаря ленинградской «Красной Зари», весьма приглянувшегося ему в матчах молодёжной сборной города.
Звали этого семнадцатилетнего паренька Лёня Иванов.



Дмитрий Догановский