vkyoutubetwitterinsta
www.afisha-irkutsk.ru

 

Этот день в
истории "Зенита"

 

19
июня
архив

Константин Зырянов: Переходя в «Зенит», я был уверен в своих силах, хотя и не думал, что все получится так замечательно.


Накануне своего, возможно, последнего матча на "Петровском" в качестве игрока сине-бело-голубых Константин Зырянов в эксклюзивном интервью для сайта zenit-history.ru вспоминает годы, проведенные в Санкт-Петербурге, непростой путь от игрока заурядного "Торпедо" до лучшего футболиста и трехкратного чемпиона России, одного из лидеров "Зенита" и сборной России, и делится планами на будущее.


IMG 18863
- Константин, недавно вы сыграли 250-й матч за «Зенит» и вошли в число 20 рекордсменов нашего клуба по числу проведенных игр.

- Надеюсь, никто из них уже не играет, один я остался (смеется).

- Четверо из них и сейчас выступают с вами в одной команде: Малафеев, Анюков, Денисов и Кержаков.

- Да, их мне уже никогда не догнать.

- Кроме того, вы входите в тройку самых результативных полузащитников в истории «Зенита», и чтобы догнать лидера – Александра Спивака – вам нужно забить еще 5 голов.

- Задачу понял.

- Надеемся, это случится в следующем сезоне. Пока же мы предлагаем вернуться в прошлое, в 2007-й год, когда вы только перешли в «Зенит». Известно, что в ваших услугах был заинтересован не только Дик Адвокат.

- Да, в январе 2007-го года у нас были достаточно серьезные переговоры с «Рубином». Причем со мной казанский клуб уже договорился, а вот с «Торпедо» не получилось. Потом уже появился «Зенит». Все переговоры шли через Константина Сарсанию, и они были очень непростыми. «Торпедо» возглавил новый тренер Ярцев, его задачей было возвращение команды в премьер-лигу, поэтому меня не хотели отпускать. Я подходил к Алешину, говорил, что мне уже 30 лет и играть осталось не так много, что я много сделал для «Торпедо» и хотел бы перейти в «Зенит». Он отвечал, что все понимает, но за такие вопросы отвечает Ярцев. Когда я подходил к Ярцеву и Тукманову, они меня, в свою очередь, отправляли к Алешину. Я понимаю, если бы я был молодой восходящей звездой, но зачем удерживать возрастного игрока? Даже Адвокат удивлялся, когда ему говорили, что не удается заполучить игрока из вылетевшей команды в команду, претендующую на чемпионство. К счастью, в итоге все разрешилось. Правда, я не прошел с «Зенитом» ни одного сбора и прилетел в Санкт-Петербург всего за несколько дней до старта сезона.

- Верите ли вы в карму футболиста? Например, несколько лет назад Торбинский и Тарасов могли оказаться в «Зените», а перешли в «Локомотив», решив, что с «железнодорожниками» у них больше перспектив. Чуть ранее «Зенит» хотел купить у разваливавшихся «Крыльев Советов» Колодина, но он, в отличие от Анюкова, предпочел на тот момент более богатое и амбициозное «Динамо». В итоге все трое явно не угадали с выбором, и с тех пор со своими новыми клубами ничего не могут выиграть.

- Думаю, тут дело не в карме, а в самих футболистах. Вот возьмем того же Сашу Анюкова: он самый настоящий боец, все это прекрасно знают. Про себя не буду говорить (улыбается). Что же касается Тарасова и Торбинского, то их, может, и сейчас все устраивает в «Локомотиве», они не хотят ничего выигрывать и поэтому там остаются. Хотя мне сложно судить, что оба Дмитрия думали в тот момент, когда отказывали «Зениту», почему считали «Локомотив» более перспективным вариантом. Возможно, решающим фактором стало то, что «Локо» базируется в Москве. Кроме того, и раньше вокруг «Зенита» ходило много слухов, и сейчас многие говорят, что в этой команде непростая обстановка, в ней сложно прижиться и заиграть, новые партнеры могут не принять. Сильные футболисты на это не смотрят и спокойно переезжают в Санкт-Петербург, а слабые ищут тепличные условия, где попроще. Мне тоже говорили, мол, в «Зените» тебя «съедят», но я не смотрел на это. Я был уверен в своих силах, хотя и не думал, что все получится так замечательно.

- Когда вас приглашали в «Зенит», Дик Адвокат не говорил, на какой позиции хочет вас использовать?

- Нет, такого разговора не было.

- Для вас стало неожиданностью решение тренера поставить вас не в опорную зону, где вы играли последние годы, а ближе к атаке, чуть ли не оттянутым нападающим?

- Да, это было весьма неожиданно. С другой стороны, я видел под собой двух футболистов, которые за мной все подчищали. Тимощук был очень надежен и полезен, это развязывало руки игрокам атаки.

- Кубковый матч с «Динамо» в 2007-м году, когда вы вышли на замену и за полчаса оформили хет-трик и отметились голевой передачей, стал переломным в вашей карьере в «Зените»?

- Абсолютно точно это был переломный момент. Именно после той игры Адвокат стал постоянно выпускать меня в стартовом составе. До этого мог зайти в перерыве в раздевалку и сказать: «Зырянов - стоп». Не объясняя причин. Я понимал, что проявил себя не лучшим образом, но ведь неудачно играла вся команда. Ну да Бог с ним. Зато потом меня не убирали из состава даже в самых сложных ситуациях. В 2008-м году осенью мы еле ползали, и уже и болельщики, и журналисты чуть ли не требовали ротацию, а меня не меняли, хотя далеко не всегда я играл удачно.

- Какие матчи за «Зенит», кроме кубкового с «Динамо», вам запомнились больше всего? Как с лучшей, так и с худшей стороны.

- Неудачных было полно. Навскидку самым обидным могу назвать домашний матч 2008-го года с вылетающим из премьер-лиги «Шинником». Мы нанесли под 30 ударов, в первом тайме открыли счет (как раз я и забил), а во втором каким-то образом пропустили три мяча и проиграли. После этого мне еще вручили тарелочку, как лучшему игроку матча. Я отдал её маме. Могу еще вспомнить выездной матч с «Марселем» в Кубке УЕФА, когда мы просто не знали, что делать. Хорошо, что не получили 6 или 7 голов. Много было матчей, когда мы играли с аутсайдерами российского чемпионата и теряли очки.

Что касается самых удачных, то, конечно же, это финал Кубка УЕФА. Особенно приятны матчи, в которых ты забиваешь победные голы. Очень запомнились матчи с «Лучом» в 2007-м году, когда мы никак не могли забить, и лишь в концовке мне удалось поразить ворота соперника, и поединок с «Анжи» в 2010-м году, в котором я на последних минутах забил решающий гол.

- Сезон-2007, когда вас признали лидером сборной, джентльменом года, лучшим игрок года по версии РФС и по опросам футболистов и тренеров, – лучший в вашей карьере, или 2008-й его перевешивает?

- Для «Зенита» самым удачным считаю 2008-й год, когда мы обыграли «Баварию», «Манчестер Юнайтед», «Глазго Рейнджерс», «Марсель». Лично для меня же самым памятным был сезон-2007, по итогам которого я удостоился массы всяких призов. Кстати, что касается звания «лидера сборной», то оно мне досталось «благодаря» Аршавину, который заработал красную карточку в матче с Андоррой. Если бы не то удаление, именно Андрею вручили бы этот титул. Если же говорить о смокинге «джентльмену года», то если вы заметили, то после меня его дарили только москвичам. Видимо, в декабре, когда они его шьют, футболисты уже уходят в отпуск и их сложно пригласить в Москву, а с игроками столичных клубов проще, поскольку они рядом.

- В «Амкаре» вы играли нападающего, в «Торпедо» успели поиграть даже в защите, а последние годы действовали в опорной зоне, в «Зените» же стали играть атакующего полузащитника. А на какой позиции вам больше всего не нравилось играть?

- Мне неудобно на левом фланге полузащиты, поскольку я правша, и левой ногой подавать или забрасывать мяч в штрафную получается хуже.

- Это забавно, поскольку, например, «Спорт-Экспресс» в сезонах 2009-2010 признавал вас именно лучшим левым полузащитником.

- Дело в том, что в схеме «Зенита» как такового левого полузащитника нет, и поэтому журналисты, видимо, пытаются распихать нас, лишь бы куда. А вообще я не понимаю, как в «Спорт Экспрессе» это все определяют. Может они изначально проводят у себя голосование и выбирают лучшего, а уже потом всем оценки расставляют, подгоняя цифры под нужный им результат. Иногда смотришь на эти оценки и ничего не понимаешь.

- Нет сожаления, что в «Торпедо» вас 7 лет использовали не на той позиции, где вы лучше всего играете?

- В «Торпедо» был футболист, который действовал под нападающими – это Игорь Семшов. Второго такого игрока тренеры, очевидно, не видели. Тем не менее, есть некоторое сожаление, что я не забил свои голы, штук 15-20, думаю. Еще по три мяча за сезон за «Торпедо» вполне мог бы записать на свой счет.

- В «Зените» вы играли в центре поля с классными мастерами. В 2007-м в связке с вами действовали Ширл и Тимощук, в 2008-м Денисов и Тимощук, в 2009-м Семшов и Денисов, с 2010-го Широков и Денисов. С кем из них было наиболее комфортнее?

- Я не буду никого обижать, поэтому скажу, что со всеми. А то завтра приду на тренировку, а мне руку никто не подаст (смеется). На самом деле все они обладают очень высоким футбольным интеллектом.

- Когда в «Зенит» в 2008-м году переходил Семшов, вы сказали, что не видите смысла в его покупке, поскольку в команде и так было много полузащитников. В итоге «Зенит» провел свой самый неудачный сезон за все время, что вы в нем играете, а Семшов по его окончании вернулся в «Динамо». Зато после этого ваша команда и без Игоря выиграл два чемпионства, Кубок и Суперкубок России. Получается, вы были правы, переход этот не был нужен ни «Зениту», ни Семшову?

- Я думаю, все видели, что я не ошибся. Широков, Денисов, Файзулин – это классные игроки, основа сборной. Что касается Семшова, то может у него в «Зените» не получилось именно из-за моего интервью. На него ведь легла огромная ответственность: нужно бы и доказывать, что достоин играть в «Зените», и перебарывать слова Зырянова. Может поэтому. Тем более что первое время его не ставили в состав.

- В «Зените» вы работали с несколькими тренерами. Можете вспомнить какие-нибудь необычные действия Адвоката и Спаллетти?

- Адвокат мог подбежать и в строгой форме дать «пендаль». Понятно было, что тренер шутит, хотя он делал строгий вид, ругался не по-русски. К этому все относились с юмором. А вот от Спаллетти даже и не знаешь, чего ожидать. Он всегда может что-то «выкинуть».

- Первая по-настоящему крупная победа пришла к вам, когда вы в составе «Амкара» – никому не известной команды второй лиги – в 1998-м году обыграли в Кубке России московский «Спартак». Затем вы играли в командах, которые были не в лучших отношениях с красно-белыми. Да и первое свое удаление в карьере также заработали в матче со «Спартаком» еще в 2001-м году. За это время «Спартак» стал для вас особенным соперником?

- Не могу сказать, что испытываю к «Спартаку» какие-то особые чувства. Для меня главное, чтобы «Зенит» выиграл, а остальное второстепенно. Вот дерби ЦСКА – «Спартак» – это я понимаю, тут долгая история. А противостояние с «Зенитом» началось, если я не ошибаюсь, в 1996-м году, когда Садырин сказал, что главная цель на сезон – сохранить место в элите и обыграть «Спартак». Хотя сравнивать матчи с красно-белыми и игры с командами из нижней части таблицы, конечно же, нельзя.

- Вы очень тепло отзывались о своем первом тренере Валентине Рыжкове, в одном интервью говорили, что храните его часы и фотографию, как святыни. Не хотите пойти по его стопам, тем более что вам сулили успех на ниве детского тренера?

- Это хорошее дело, и моя супруга, например, считает, что у меня бы получилось здорово. Но работа тренера – она очень неблагодарная. А тренировать детей, которые только взрослеют и учатся всему, как мне кажется, во много раз сложнее, чем работать с взрослыми мужиками. Правда, моя супруга хоть и считает, что из меня получится хороший детский тренер, тем не менее, хочет меня видеть чаще дома, что просто несовместимо с такой работой. Поэтому получается нестыковка. Впрочем, в будущем она, возможно, поменяет свой взгляд.

- От детского тренера можно перейти и во взрослые, тем более что есть одна интересная аналогия. В истории «Зенита» гигантский след оставил Павел Садырин. Он, как и вы, родился в Перми, там начинал играть, затем перебрался в «Зенит», стал лидером команды, много забивал, а по окончании карьеры футболиста стал тренером и через несколько лет привел «Зенит» к чемпионству.

- Руководство «Зенита» меня потому и взяло, что искало именно пермского футболиста (улыбается). Знали, что в истории все крутится и возвращается. Но тут есть один момент. Дело в том, что многие возрастные футболисты, которых я знаю, за несколько лет до окончания карьеры начинают вести свои конспекты тренировочных занятий, записывают, что происходит на сборах, в чемпионате. Чтобы когда начнется тренерская работа, уже иметь какую-то базу. Горшков так делал, еще несколько моих знакомых. Значит, они хотят стать тренерами. А я вот не конспектирую. И Семак, кстати, тоже. Может, нам еще рано (смеется).

- Все 7 лет в «Зените» вы играете под номером «18». Он для вас что-то значит, или вы не придаете этому значение, как некоторые другие футболисты, как, например, Малафеев?

- Нет, для меня этот номер никакого значения не имеет. Недавно, правда, узнал, что это единственное число, которые не изменится, если две его цифры сложить и умножить на два. 1 + 8 получается 9, умножаем на 2, и выходит 18. Но это так, к слову. На самом деле, когда выбирал номер, были свободны 18 и 19, и я подумал, раз в заявку попадают 18 человек, то пусть будет именно этот номер.

- Вы знаете, что в «Зените» есть откровенно неудачные номера?

- Да, знаю про «семерку». Саша Спивак, Алехандро Домингес, Радек Ширл, Сережа Осипов – все они под ним играли. Сейчас вроде бы «7» уже никто не берет. Хотя по мне – это бессмысленные суеверия. Лучше сходить в церковь, помолиться, и все будет нормально. Там тебе скажут, что суеверия – это ересь.

- После окончания карьеры вы планируете остаться в Санкт-Петербурге?

- Такие планы, конечно же, есть. Я уже перевез сюда и свою маму, и маму супруги, у нас здесь родилось двое детей, так что Петербург стоит на первом месте.

- Если бы вы не стали футболистом, то чем могли бы сейчас заниматься?

- Я рос в не самом благополучном районе, Крохалевке. За дом уже нельзя было зайти, потому что тут же спрашивали: «ты откуда, кого знаешь»? Отбирали и велосипеды, и самокаты, так что катались только перед подъездами. Поэтому вариантов было не так много. Мог и уголовником стать, а мог бы сейчас на заводе работать, как мой лучший друг. Вот такие альтернативы для тех, кто вырос в том районе: тюрьма, завод или спорт. Об образовании речи не шло, и это очень плохо. Когда закончу с футболом – пойду учиться.

- Есть ли какие-то поступки, которые вы никогда не сможете простить?

- Думаю, это ложь. От неё ведь идут все остальные поступки, которые нельзя простить.

Долотов Юрий