vkyoutubetwitterfacebook
www.afisha-irkutsk.ru

 

Этот день в
истории "Зенита"
21
сентября
архив

Сергей Малафеев: Возможно, если бы я в 1995-м остался в "Зените", карьера сложилась бы по-другому


Сегодня исполняется 40 лет воспитаннику футбольной школы «Смена», бывшему защитнику «Зенита» Сергею Малафееву, родному брату нынешнего стража ворот петербуржцев Вячеслава. И хотя поиграл Сергей в «Зените» совсем недолго, всего полгода, тем не менее, как и любой другой зенитовец, навсегда вписал своё имя в клубную историю.

19032015-1

Фото: Сергей Малафеев с Кубком чемпионов мира среди бездомных

– Расскажите, с чего начинался Ваш путь в большой футбол?

– В семь лет отец привёл меня в школу «Смена», но, к сожалению, я не сдал нормативы. Расстроился, конечно, в слезах весь был. Но так просто мы не сдались, отец за год поднатаскал меня во дворе, и уже в следующем году со второй попытки я всё-таки поступил в «Смену».

– А Вам самому было интересно заниматься именно футболом, или инициатива исходила от отца?
– Желание у меня было, причём огромное! После школы мы бежали на улицу гонять мяч, даже зимой, в хоккейной коробке, потом шли на тренировку в «Смену». Я всё время видел мяч, работал с ним, стремился всегда и везде играть в футбол.

– Ваш отец болел за «Зенит»?
– Я бы так не сказал. Он был спортсменом, но не футболистом, а легкоатлетом. Поэтому стремился в первую очередь увлечь нас с братом спортом, чтобы не бродили без толку по улицам, не теряли время зря. Возможно, отец видел у меня какие-то футбольные задатки. А школа «Смена» была буквально через дорогу, поэтому сам Бог велел там заниматься.

– Когда «Зенит» стал чемпионом СССР, Вам было 9 лет. Этот успех ленинградского футбола Вас как-то коснулся, повлиял на Вашу футбольную судьбу?
– Конечно, для нас это было огромным стимулом! Мы ведь видели зенитовцев, они бывали в «Смене», и нас это, естественно, подстёгивало. Помню, был такой эпизод: возвращаемся с тренировки и видим Сергея Игоревича Дмитриева, который в тот момент уже в ЦСКА играл. Пришел позаниматься к нам, форму поддержать. А мы к нему подходим и говорим: «Предатель!». Он, конечно, удивился. Видели и Юрия Желудкова, и Аркадия Афанасьева.

– Были ли у Вас кумиры среди игроков «Зенита» 1980-х?
– Пожалуй, нет, не могу кого-то выделить. Для меня они все были кумирами, на которых хотелось равняться. Помню, когда был футбол, бежал со школы, с тренировки, откуда угодно. Не хотелось пропускать. Мы ведь стремились стать такими же, настоящими профессионалами, чемпионами страны. Но, к сожалению, из нашего выпуска никто толком и не заиграл на высоком уровне.

– Вы ведь играли на позиции защитника? Вам эта позиция ближе всего, или так решил тренер?
– Да, я играл защитника, центрального. Страховал фланги, по возможности подключался к атакам. В «Зените» Вячеслав Мельников видел меня, как футболиста, способного сыграть в центре, в опорной зоне. Отбор мяча у меня хороший. Но скорость подводила, быстрым меня нельзя было назвать. Поэтому играл в обороне.

– Свой путь в профессиональном футболе Вы начали в Петрозаводске, в «Эрзи». Этому поспособствовал тренер карельского клуба Владимир Пронин, защищавший в 1970-е ворота «Зенита»?
– Именно так. Наш тренер Смыков Александр Петрович порекомендовал меня Пронину Владимиру Евгеньевичу, царствие ему небесное. Нас была целая группа, человек шесть, настоящий питерский десант. Игорь Уханов, Третьяков Владислав, Виталик Петрожицкий, Лёша Тихомиров, Александр Селенков, который сейчас тренирует молодёжную команду «Зенита». «Старики» нас, конечно, гоняли, но в целом было вполне комфортно, мы их слушали. Это был очень хороший урок. Многие были старше нас лет на пять, они нам подсказывали, помогали, а мы всё это впитывали, как губки.

– В 18 лет Вы сходу заняли в «Эрзи» место в основном составе.
– Да. Так получилось, что из всех футболистов 1975-76 годов рождения я попал в состав, и тренер делал на меня ставку. Я получал постоянную игровую практику, что в тот момент было для меня самым главным. Ну и, конечно же, доверие тренера придавало дополнительные силы и мотивацию. В «Эрзи» я играл левого защитника. Набирал форму, получал опыт, повышал уверенность в своих силах.

– В конечном счёте, своей игрой за «Эрзи» Вы привлекли внимание тренеров «Зенита»?
– Это, безусловно, сыграло решающую роль. Помню, мы играли свой матч, кажется, на стадионе «Динамо» в Санкт-Петербурге, и на тот матч приехал главный тренер «Зенита» Вячеслав Мельников. Причём мы заранее знали, что он будет. Можно сказать, готовились к «смотринам». И так получилось, что я действительно на кураже сыграл очень хорошо, всё у меня в том матче получалось. На меня и на Виталика Шарова обратили внимание, и нас обоих пригласили в «Зенит». Для нас это было настоящим шоком. Мы – в самом «Зените»!

– Каким Вам показался «Зенит» образца 1994 года?
– Я и до этого бывал на некоторых матчах «Зенита», и мне уже тогда импонировала его игра. А когда оказался в команде, понял, что там всё чётко отлажено: все схемы, все передвижения. И мяч настолько быстро перемещался, что первое время я за ним попросту не успевал. Зенитовский футбол разительно отличался от второй лиги, это был совершенно иной уровень. Вроде бы только получил мяч, раз, а его уже нет – отобрали. Но через тренировки удалось подтянуть свои кондиции и навыки. Тренировки, кстати, были тяжелейшие. Но было понятно, что только через такой труд можно добиться чего-то серьезного. И вскоре тренер стал привлекать меня к матчам.

– Какой была атмосфера в том «Зените»?
– Очень дружелюбной и позитивной. Олега Дмитриева хорошо помню, Юрку Мамонтьева, Игоря Зазулина, Юрия Окрошидзе. Атмосфера была футбольная и приятная. Никто не ругался, тренировались в спокойном режиме, всё было очень хорошо в плане микроклимата.

– Помните свой дебютный матч за «Зенит»?
– По-моему, это было в Новороссийске, либо в Майкопе. Точно играли в гостях. Приехали в Новороссийск, нам забили шесть, и всё, и уехали... Матч с «Дружбой» в памяти так не отложился, даже счёт сейчас не скажу. А вот поражение от «Черноморца» 0:6 хорошо запомнил.

– Так получилось, что на «Петровском» Вы сыграли за «Зенит» только один матч, на котором было всего 700 болельщиков. Каково играть за такую команду, с таким именем и при практически пустых трибунах?
– Я помню тот матч. Было холодно, на поле был сплошной лёд, и мы в своих шести-шиповках бегали, как коровы на льду. А что касается зрителей, то мы, команда, делаем одно дело и не зацикливаемся на каких-то деталях. Конечно, приятно выходить на заполненный стадион, но даже если болельщиков нет, играть ведь всё равно надо, и играть нужно на сто процентов своих возможностей. Хотя, атмосфера заполненного стадиона, когда молодого игрока, новичка, приветствуют тысячи человек, завораживает. Это непередаваемые ощущения.

– Сейчас, спустя 20 лет, игроки «Зенита» являются звездами, ездят на дорогих машинах, имеют шикарные условия для жизни и профессионального развития. А каково было зенитовцам в середине 90-х? Что мог себе позволить молодой футболист той команды?
– На самом деле, и тогда мы не жаловались. Вполне могли себе позволить машину, например. А тем футболистам, кто постарше, клуб предоставлял даже квартиры. Не всем, конечно, а тем, кто своим трудом, отношением к делу и клубу доказал, что заслуживает.

– Главный тренер «Зенита» Вячеслав Мельников доверял Вам, выпускал на поле, в том числе в основном составе. Тем не менее, в начале 1995-го Вы покинули «Зенит» и перешли в «Кавказкабель». Это было Ваше решение или вернувшегося на пост главного тренера Павла Садырина?
– Нет, Павел Фёдорович к этому не имеет отношения. Я помню, когда он появился, у нас было общее собрание, где были озвучены планы на будущее. Но лично я с ним не разговаривал. А когда появилось предложение от «Кавказкабеля», мы вместе с Максимом Балаевым его приняли. В той команде уже выступали и другие воспитанники петербургского футбола – братья Олег и Руслан Решетовы. Кто-то нам предложил туда поехать, говорили, мол, хорошие условия, есть возможность заработать. Может быть, я испугался конкуренции в «Зените». Всё-таки новый тренер, новые игроки, более серьёзные задачи. Возможно, если бы я тогда остался, карьера сложилась бы по-другому.

– В «Кавказкабеле» Вы задержались всего на год.
– Да, в 1997 я играл уже в «Сортавале», в третьей лиге. Поехали туда вместе с Алексеем Стрепетовым. Он тогда работал тренером. И он взял с собой группу питерских футболистов, в том числе и меня. Отыграл я там один год, а в 1998-м вернулся в Петербург, в «Динамо», которое тогда Борис Завельевич Рапопорт тренировал.

– Потом вновь было «Эрзи», Ногинск, «Светогорец». И везде Вы играли в основе, и даже голы забивали, но надолго задерживаться не получалось. Вас что-то не устраивало, или это была воля клубов?
– Было такое. Где бы я ни играл, кроме «Зенита», везде был в основной обойме, на лавке не сидел. Но, к сожалению, в те времена с финансированием клубов, особенно во второй лиге, были большие проблемы, и именно это всякий раз заставляло искать другие варианты продолжения карьеры. И это касается не только меня, но и любого другого футболиста того времени. Вот, например, петербургское «Динамо» в 1998-м. Случился дефолт, и команду взял под опеку депутат Артемьев. Тогда курс доллара резко подскочил, если память мне не изменяет, с 6 до 17 рублей. Так вот зарплата у нас была в долларах, но рассчитывали её не по новому курсу, а по тому, который был до дефолта. Конечно же, такая неопределенность и неверие в будущее заставляла футболистов искать более надёжные варианты.

– Вы завершили профессиональную карьеру в 28 лет. С чем это связано?
– В 2003 году поехал на сборы в Череповец, в «Северсталь». Её тогда тренировал Сергей Герасимец, там играли, в том числе, и питерские ребята. Но уже на сборах получил серьезную травму, и в итоге не сыграл за команду ни одного матча. Мне сказали: «Лечись и потом возвращайся». Но вернуться в большой футбол уже не получилось.

– В итоге, вся Ваша карьера, за исключением зенитовского отрезка, прошла во второй лиге. Причем прошла в лихие 90-е. Наверное, много чего удивительного удалось повидать за эти годы?
– Было дело: играл в «Кавказкабеле», и у нас была гостевая игра где-то в том районе, на Кавказе. Приезжаем, а на футбольном поле коровы и овцы пасутся, и их прямо у нас на глазах разгоняют, газон для футболистов освобождают. Было забавно.

– Какой самый запоминающийся эпизод у Вас был во времена выступления за «Зенит»?
– Пожалуй, был один, который сходу вспоминаю. Играли в Новороссийске против «Черноморца», и по ходу матча, во втором тайме, когда уже ноги сводило, мне понадобилась помощь врачей. Вышли наши медики, отвели меня на бровку, оказали первую помощь. И я поднимаюсь и сигнализирую арбитру: «Реф, можно войти в игру?». И слышу смех за спиной. Оказывается, меня уже заменили. Самое забавное, что, по иронии судьбы, смеялись футболисты из «Кавказкабеля», которые оказались на той игре в качестве зрителей. И когда в следующем году я к ним приехал, они мне этот эпизод напоминали.

– Нет ощущения, что что-то не сделали, упустили, что карьера могла сложиться как-то иначе?
– Прокручивая в голове все события, понимаю, что ошибок наделал прилично. Да, поиграл полгода в «Зените», но этого мало. Видимо, что-то не заладилось, не пошло. Все мы делаем какие-то ошибки – это жизнь. Чего о них сейчас уже жалеть? Нужно двигаться вперёд.

– Есть в Вашей биографии и большая победа, пусть и экзотическая – титул чемпиона мира среди бездомных в 2006-м году. Расскажите, что это за турнир такой и как Вы на нём оказались?
– Да, есть у меня такой трофей. Помню, тогда над Славой подшучивал: «У тебя медаль чемпиона мира есть? А у меня есть». А попал я на тот турнир по приглашению своего друга Аркадия Тюрина, который очень активно им занимался, создал сборную команду, душу в неё вкладывал. Выступал я там в качестве играющего тренера. Играли в «коробке», по мини-футбольным правилам: вратарь, который не может покидать пределы вратарской, и три полевых игрока, которые, в свою очередь, не могут входить во вратарскую. Были там и интересные правила. Например, в самом первом матче мы проигрывали 0:1 Швейцарии. Атаковали, давили, но забить никак не получалось. И тут игрок команды-соперника получает вторую в матче желтую карточку, и судья не только выгоняет его с поля, но и останавливает матч! Мы не понимаем, что вообще происходит. Оказалось, что сопернику по правилам турнира из-за удаления засчитали поражение. Вот так мы начали путь к Кубку. А все остальные игры уже выиграли и стали чемпионами.

– Вы ведь и сейчас связаны с футболом?
– Конечно. Я работаю детским тренером в филиале Академии «Зенита». Обучаю ребят 2007 и 2009 годов рождения. Есть среди них талантливые мальчишки, так что будем надеяться, что вырастут они в больших футболистов. Хотя в таком возрасте, конечно, сложно делать прогнозы.


Долотов Юрий.

Нравится