vk newyoutubetwitter
www.afisha-irkutsk.ru

 

Этот день в
истории «Зенита»

 

3
октября
архив

Капитаны «Зенита». Часть 6 - годы 1980-е.


1980-е годы – пожалуй, самый противоречивый период в истории «Зенита», в который уместились и самые славные победы клуба, и самые его оглушительные фиаско. Впрочем, о фиаско немного попозже – ведь началось-то это десятилетие именно с побед. И ещё каких! В команде продолжалась эпоха Больших Капитанов, только теперь она стала ещё и эпохой капитанов-победителей. Главный тренер «Зенита» Юрий Морозов решительно и кардинально сменил вектор развития команды, в противовес укоренившейся в предыдущий десяток с лишним лет доминирования в её составе иногородних футболистов, скажем честно, в большинстве своём, весьма среднего класса, сделав главную ставку на ленинградскую молодёжь. А заодно поменяв и капитана – им стал 26-летний защитник Анатолий Давыдов. И результат пришёл незамедлительно.


21052015

 


Анатолий Давыдов (1980-82)


davydov anatoliy 15062015Воспитанник тульского футбола Давыдов к началу нового десятилетия остался в «Зените» одним из немногих иногородних приобретений предыдущего тренера Германа Зонина. Серьёзно омолодив состав, Юрий Морозов, при этом, сумел выдержать одно из главных условий успешного существования футбольной команды – грамотное сочетание опыта и молодости. Наряду с большой группой 18-20-летних новичков, в «Зените» сохранилось и немало опытных игроков, среди которых явно выделялся 26-летний защитник Анатолий Давыдов. Выступая за команду уже шестой год, он сумел завоевать уважение не только среди своих партнёров, но и среди болельщиков, сполна оценивших его несомненные игровые и человеческие достоинства.


Беззаветно самоотверженный в игре, боец до мозга костей, Давыдов был одним из самых стабильных игроков того «Зенита». Серьёзные травмы счастливым образом обходили этого физически сильного и функционально отлично подготовленного футболиста, а на мелкие он порой даже и внимания не обращал – создавалось впечатление, что на поле, при необходимости, он был готов выходить хоть на костылях. Убеждённый «режимщик», игрок дисциплинированный и ответственный, твёрдо знающий, чего хочет и как этого добиться, Давыдов, к тому же, в отличие от предыдущего капитана Владимира Голубева, был очень коммуникабельным, хорошо ладил со всеми своими партнёрами и был всегда готов отстоять своё мнение не только собственным примером, но и на словах.


В общем, «правильный» футболист, правильный во всём – и в игре, и в тренировках, и в быту. И для Морозова являлся отличным капитаном. Именно с Давыдовым-капитаном «Зенит» завоевал первые в своей истории медали – бронзу 1980 года. Для многочисленной зенитовской молодёжи в том году он стал образцом поведения и истинно профессионального отношения к делу. И молодые игроки невольно тянулись за своим капитаном, стараясь брать с него пример, во многом даже подражая ему. А Давыдов спустя 40 лет стал вторым после Ивана Куренкова капитаном-победителем, тем, с кем «Зенит» завоевал полновесный трофей.


kazachonok 15062015И всё же, в середине 1982 года капитанская повязка перекочевала от него к новому лидеру. Хотя, к тому времени сказать, что нападающий Владимир Казачёнок просто стал неформальным лидером «Зенита» – значит, не сказать ничего. Это был воистину царь и бог всего коллектива с полным правом «определяющего и решающего голоса». Всё вертелось вокруг него, он был в курсе всего, что происходит, и ничто в команде, да и в клубе без его участия и даже благословения происходить просто не имело права. А потому подтверждение исключительности этого его положения ещё и формальным актом передачи ему капитанских полномочий было вполне закономерным. Тренер Морозов, к тому времени активно засобиравшийся в киевское «Динамо» на замену уходящему в сборную СССР по окончанию сезона Лобановскому, не стал препятствовать замене своего выдвиженца Давыдова, и с лета 1982 года именно Казачёнок стал капитаном команды.


Но недолго музыка играла. Прошло чуть больше полугода, и в «Зените» сменился тренер. Вместо подавшегося в Киев Морозова на тренерский мостик заступил его помощник и ученик Павел Садырин. И его никак не устраивало особое положение Казачёнка в команде. Авторитет футболиста был абсолютным, непререкаемым, даже удушающим, начинающий же тренер Садырин смириться с этим не мог, да и на взаимоотношения внутри коллектива имел несколько иной взгляд. А потому первым делом в команде сменился капитан – вместо Казачёнка с первых матчей нового сезона-83 капитанскую должность занял полузащитник Николай Ларионов.



Николай Ларионов (1983, 1984)


larionov nikolay 15062015«Зенит» 1980-х вообще не мог пожаловаться на недостаток ярких, незаурядных личностей в своих рядах, а потому выбор капитана среди них был непрост. И всё же, игрок олимпийской и национальной сборных СССР, один из лучших правых полузащитников страны тех лет, отыгравший за «Зенит» к тому времени 5 сезонов и почти полторы сотни матчей, 26-летний Николай Ларионов выделялся даже на таком внушительном фоне. Игрок видный и заслуженный, он, возможно, несколько уступал в личностной яркости Казачёнку (а кто ему не уступал-то?), зато куда более соответствовал званию капитана команды в понимании Садырина.


Ларионов не подминал под себя партнёров, не требовал к себе особого отношения, не занимал в коллективе исключительного положения, однако его спокойная, хладнокровная уверенность в своей правоте невольно заставляла прислушиваться к его мнению не только игроков, но и тренеров, и руководство клуба. В команде он был не более чем «первым среди равных», и партнёры охотно признавали этот его статус, ценя и уважая и его безусловный игровой класс, и отношение к делу, и демократичность в общении. Для Садырина, в те годы главной своей задачей видящего сплочение команды не криком и руганью, а доверием и взаимоуважением, такой капитан был настоящей находкой.


Тяжёлая травма, которую нанёс Ларионову известный грузинский костолом Сулаквелидзе в сентябре 1983 года, на целый год вывела капитана из строя. Долгое время врачи не могли гарантировать ему не то что возвращения в большой футбол, но и даже нормальной походки, без прихрамывания. И всё же мужественный спортсмен сумел переломить судьбу и в самый разгар битвы за первое зенитовское золото осенью 1984 года не только вернулся в футбол, но и вновь надел капитанскую повязку. Именно с капитаном Ларионовым «Зенит» выдал свою знаменитую победную серию на финише сезона-84, ту серию, которая впервые возвела его на верхнюю ступеньку пьедестала чемпионата СССР. А Николай Ларионов, хоть и провёл меньше половины матчей золотого сезона, всё равно вошёл в историю «Зенита», как его «золотой капитан». Первый «золотой».



Михаил Бирюков (1983-84, 1985-86, 1988-91)


biryukov 15062015Ещё одна воистину исполинская фигура на капитанском мостике «Зенита». Мало кто из свидетелей пресловутого матча с «Шахтёром» летом 1980 года, глядя на нелепые прыжки 22-летнего дебютанта команды Бирюкова, один за другим пропускавшего в свои ворота не самые сложные голы, мог представить, что пройдёт всего пара лет, и Михаил накрепко и надолго утвердится первым номером «Зенита». И уж тем более вряд ли кто тогда поверил бы в то, что совсем скоро этот парень, о котором на трибунах после его бесславного дебюта было сочинено немало весьма обидных стишков, станет не только лучшим вратарём страны, но и авторитетнейшим игроком команды и любимцем всего футбольного Ленинграда.


Всего через год после того, как он завоевал твёрдое место в основе «Зенита», Бирюков уже стал вице-капитаном команды, а ещё через полгода надел и капитанскую повязку, заменив в этой ипостаси получившего тяжёлую травму Ларионова. И перед стартом следующего чемпионата 1984 года вновь был утверждён на этой должности. Бóльшую часть «золотого сезона» «Зенит» провёл при капитанстве именно Бирюкова, который передал повязку вернувшемуся в строй штатному капитану Ларионову лишь в заключительной части чемпионата. А в году следующем вновь был избран командой на эту должность уже официально, став первым в истории команды капитаном-вратарём.


Монументальная фигура зенитовского голкипера смотрелась внушительно не только в воротах. Всем своим видом, своими действиями он вызывал уважение и даже почтение к себе. Абсолютно бесстрашный и самоотверженный, беззаветный трудяга и безусловный авторитет, харизматичный лидер, как в игре, так и в жизни, Бирюков демонстрировал такую уверенность в себе, в своих силах, что и вся команда невольно заряжалась ею, верила в своего капитана, шла за ним. В коллективе Бирюков откровенно верховодил, принимая активное участие во всех внутрикомандных передрягах, на которые была столь богата вторая половина 1980-х. Но при этом и ответственности с себя ни за что не снимая.


Попытка Садырина, с опозданием осознавшего, что ещё недавно победоносная чемпионская дружина под грузом внутренних проблем теперь разваливается, поменять капитана на более сговорчивого и компромиссного, ни к чему не привела. В сезоне 1987 года команду на поле в качестве капитана выводил и защитник Алексей Степанов, и полузащитник Аркадий Афанасьев, но ничем хорошим такая капитанская чехарда не закончилась – «Зенит» тогда лишь чудом сохранил место в высшей лиге. А потому в 1988-м капитаном вновь стал авторитетнейший Бирюков, и в этой должности провёл в команде ещё 4 года. И ни один из непрерывной череды сменявшихся в те годы тренеров (а их за это время прошло через команду аж пятеро!) уже не рискнул сдвинуть эту глыбу с капитанского мостика «Зенита». Покинул всё же затонувшую в первой лиге команду Бирюков, как и положено капитану, последним – последним из той славной чемпионской дружины 1984 года.


И на нём эпоха Больших Капитанов в истории «Зенита» закончилась. Точнее, прервалась. Союзный чемпионат развалился, одновременно с ним почти развалился и ленинградский «Зенит», которому теперь предстоял долгий и трудный путь к возрождению, к возвращению Большого футбола в родной город. И на этом тернистом пути в команде вновь началась капитанская чехарда, закончившаяся лишь в самом конце прошлого века. Но это уже другая история.



Дмитрий Догановский.