vkyoutubetwitterfacebook
www.afisha-irkutsk.ru

 

Этот день в
истории "Зенита"
15
ноября
архив

Капитаны «Зенита». Часть 3 – годы 1950-е.


Это десятилетие началось как продолжение 1940-х. Капитаны менялись практически ежегодно, что во многом определялось немыслимой тренерской чехардой – за период с 1950 по 1957 годы во главе «Зенита» сменилось 6 главных тренеров! Естественно, почти каждый новый тренер назначал и нового капитана. Лишь однажды эта капитанская круговерть на некоторое время приостановилась. Но об этом чуть ниже.

21052015

 

Год 1950-й «Зенит» опять начал с новым капитаном – на сей раз команду на поле выводил полузащитник Лазарь Кравец. Но после первых же туров тренер Константин Лемешев решил, что его давний протеже Фридрих Марютин вполне созрел для исполнения капитанских обязанностей. 25-летний Фрида добросовестно провёл в этом качестве весь сезон, один из самых ярких в союзной истории команды. Но уже в 1951-м вновь всё смешалось. Безвременная кончина Лемешева повлекла смену на тренерском мостике, который занял бывший помощник Константина Ивановича – Георгий Ласин. Соответственно, сменился и капитан команды – им стал защитник Николай Гартвиг.


Но и он продержался на капитанском мостике сравнительно недолго. Игрок резкий, жёсткий и эмоциональный, нередко в запале он переступал грань допустимой жёсткости, а затем ещё и разборки прямо на поле мог устроить, а потому для арбитров всегда был чем-то вроде красной тряпки. Вот и в августе 1951 года после очередной выходки зенитовского капитана, в знак несогласия с решением арбитра запустившего в него мячом, спортивно-техническая комиссия дисквалифицировала его, пусть и условно, но до конца сезона. А потому сменивший главного тренера Ласина Владимир Лемешев счёл за благо сразу же поменять в своей команде и капитана. Им стал нападающий Николай Смирнов.


Один из «последних из могикан» – обладателей кубка 1944 года – Николай Смирнов в знаменитой пятёрке нападения «Зенита» рубежа 1940-50-х ИвановКоротковКомаров – Марютин – Смирнов был, если можно так сказать, самым «незаметным». Оставаясь игроком, безусловно, классным и полезным, на фоне своих ярких и заслуженных партнёров он несколько как бы отходил на второй план, как личностно, так и в игре. Именно такого плана капитан, похоже, больше всех устраивал тренера Лемешева: в отличие от своего старшего брата Константина, Владимир Иванович был сторонником более жёстких и авторитарных методов руководства командой. А потому и капитан ему требовался авторитетный, но выдержанный и дисциплинированный.


31-летний Смирнов провёл с капитанской повязкой весь коротенький 13-туровый чемпионат 1952 года. Начал он в этой должности и сезон следующий. Но с середины чемпионата ветеран в состав попадать почти перестал, его капитанские функции на время взял на себя его заместитель Фридрих Марютин, и, наконец, с осени капитаном «Зенита» стал защитник Николай Самарин.



Николай Самарин (1953-55)


samarinВоспитанник футбола г. Нижний Тагил Николай Самарин до «Зенита» немало поколесил по стране, от Урала до Украины. Наивысших успехов добился, выступая за донецкий «Шахтёр», в составе которого стал бронзовым призёром чемпионата СССР 1951 года и первым из воспитанников уральского футбола был удостоен звания мастера спорта СССР по футболу. Однако, как это нередко бывает, медные трубы после бронзового сезона с непривычки оказались для горняков слишком громкими, и всего год спустя они бесславно вылетели из группы А. Но их центральный защитник Самарин всё же сумел удержаться в высшем дивизионе. Его новым пристанищем стал ленинградский «Зенит».


В Ленинград 28-летний Самарин прибыл уже игроком многоопытным и именитым. Он не только сходу вошёл в основной состав новой команды, но и стал тем стержнем, который зримо укрепил не слишком внятную в последние годы оборону «Зенита». Футболист авторитетный и заслуженный (всё же, единственный в том составе «Зенита» призёр чемпионата СССР), он быстро вышел на лидирующие роли не только в игре, но и вне поля. А потому, как только капитан Николай Смирнов потерял место в составе, так вскоре в этой роли его заменил новичок, не отыгравший тогда за «Зенит» и двух десятков матчей – Николай Самарин.


Цепкий и неутомимый на поле, в жизни новый капитан также отличался напористостью, настойчивостью и целеустремлённостью. Он не стремился постоянно быть на виду, подавляя всех вокруг своей харизмой, зато исподволь, терпеливо и неумолимо всегда мог добиться своего. Интуитивный психолог, Самарин поддерживал с партнёрами ровные, дружеские отношения, но при этом всегда оставался лидером и авторитетом для всех. Неудивительно, что в дальнейшем он стал и очень неплохим тренером-педагогом, воспитавшим для советского футбола и зенитовского бомбардира 1970-х Александра Маркина, и игрока сборной СССР 1980-х Сергея Андреева, и всем ныне известного российского тренера Курбана Бердыева, и многих других заметных игроков.


Оценил безусловные достоинства капитана и сменивший в 1954 году тренера Владимира Лемешева новый наставник «Зенита» Николай Люкшинов. И, невиданное прежде дело: впервые за последние годы со сменой на тренерском мостике не произошла смена и капитана. Самарин продолжал выводить команду на поле ещё два года, пока в «Зените» не произошла очередная замена тренера. В отличие от Люкшинова, новый тренер команды Аркадий Алов не стал нарушать традиции и сходу сменил капитана – им вновь стал Фридрих Марютин, который, впрочем, вскоре получил тяжёлую травму, и в разгар сезона его подменил Геннадий Бондаренко. А Самарин, отыграв ещё один год рядовым игроком, был вынужден «Зенит» покинуть на волне резкого омоложения состава, которое затеял Алов по завершении сезона-56.



Александр Иванов (1957-58)


ivanov aleksandrХрабро разогнав всех ветеранов, к началу 1957 года Алов остался с крайне молодой командой. Причём, большинство из её игроков не отыграли к тому времени за «Зенит» и одного полного сезона. А потому выбирать капитана было особо и не из кого: из более-менее опытных футболистов в команде остались, по сути, лишь 29-летний Александр Иванов, да 28-летний Геннадий Бондаренко. Первый и стал капитаном команды, а второй – его заместителем.


Надо сказать, до того Иванов в команде не слишком выделялся. Играли при нём и куда более яркие, заслуженные игроки, которые и были лидерами коллектива, как в игре, так и в быту. Но чистка состава, предпринятая тренером Аловым, лишила команду всех её прежних лидеров, выдвинув на ведущие роли тех, кто прежде был несколько в тени. И, надо сказать, Иванов с новой для себя ролью капитана справился вполне успешно. Игрок уважаемый и даже любимый, как в команде, так и среди болельщиков, он легко нёс звание капитана, не совершая во имя него подвигов, но и никак его не дискредитируя. А когда в следующем году в составе сборной СССР отправился на чемпионат мира в Швецию, став первым зенитовцем на крупнейшем футбольном форуме планеты и, более того, автором гола в ворота сборной Англии, то обратно вернулся уже абсолютным любимцем ленинградских трибун, героем и беспрекословным авторитетом.


Молодые игроки «Зенита» теперь буквально смотрели ему в рот, он же, ничуть не поменяв своих ровно-доброжелательных отношений со всеми, покорно потащил лидерское бремя и дальше. Именно при капитанстве Иванова «Зенит» в том же 1958 году выдал один из самых своих запоминающихся сезонов союзных времён, впервые взойдя на 4-ю ступень пьедестала.


И всё же, в 1959-м капитан у «Зенита» вновь сменился. Зенитовская молодёжь подросла, заматерела, среди них выявились уже новые лидеры, и весной того года капитаном команды стал 24-летний Станислав Завидонов. Выраженные лидерские качества, амбициозность и высокий класс игры нового капитана «Зенита» привели к тому, что летом того же года он был вызван в расположение только что образованной олимпийской сборной СССР. Более того, главный тренер советских олимпийцев Борис Аркадьев назначил зенитовца и капитаном команды. Таким образом, Завидонов стал первым капитаном в истории олимпийской сборной СССР. Но, с другой стороны, повышенное внимание к своей персоне, всеобщее признание и почёт оказали на самого Завидонова негативное влияние. И вскоре он потерял и место в олимпийской сборной, и должность капитана в своём клубе.


После чего капитанская повязка вновь пошла по рукам, как в переносном, так и в прямом смысле. До конца сезона-59 её успели надеть и Дергачёв, и Бондаренко, и вновь Иванов... Но это был лишь эпизод - в «Зените» началась эпоха Больших Капитанов. Тех, которые верховодили в команде годами, и след в её истории оставили воистину неизгладимый. Эпоха, которая прервалась лишь с развалом самой страны более чем 30 лет спустя, в начале 1990-х.



Дмитрий Догановский.


Нравится