vkyoutubetwitterfacebook
www.afisha-irkutsk.ru

 

Этот день в
истории "Зенита"
17
декабря
архив

Капитаны «Зенита». Часть 1 – довоенные годы.


На заре футбола капитан футбольной команды был не просто первым среди равных, и не только игровым лидером коллектива. Ведь не было тогда в командах, как таковых, администраторов и директоров, не было пресс-атташе и рекламных отделов, не было прочей ныне необходимой обслуги и администрации. Были футбольные команды тогда лишь частью спортивной секции своего предприятия, у которой, кроме футболистов, было множество и других забот: гимнасты и хоккеисты, боксёры и легкоатлеты, теннисисты и баскетболисты... Более того, в том же советском футболе первые, как тогда их называли, «освобождённые», т.е. не играющие тренеры более-менее массово появились лишь в 1930-х годах. А до того именно капитан команды обычно выполнял функции вожака не только на поле, но и в тренировочном процессе, и в быту, и в общении с руководством, и вообще, во всех аспектах, касавшихся, как игры, так и всей жизнедеятельности команды.

21052015

 

Он и тренировки проводил, и установку на матч давал, и по ходу матча не только партнёров своих подгонял, но и по мере возможностей менял что-то в самой игре, в расстановке игроков, в их тактических действиях. С него же, в первую очередь, был и спрос за результаты. А потому выбирались капитаны из числа игроков наиболее искусных, наиболее харизматичных, авторитетных, лучше всех знающих и понимающих футбол. Из игроков с выраженными лидерскими качествами, с опытом и, по возможности, добротными тактическими познаниями.


С появлением штатных тренеров, многочисленной администрации команды и прочей обслуги, роль капитанов постепенно начала снижаться. А в последнее же время их формальные функции, по сути, свелись лишь к выходу на поле первым в командном строе и к выбору ворот перед матчем. Ах, да, ещё в начале сезона именно капитаны команд поднимают флаг чемпионата. И всё же, до сих пор капитанами выбираются (или назначаются) игроки обычно не рядовые, среди них и ныне часто встречаются крупные личности, оказывающие существенное влияние на команду, являющиеся настоящими помощниками тренеров, проводниками их идей на поле, в игре.


«Капитан необязательно должен быть лучшим игроком, но он должен положительно влиять на игру партнеров»
– утверждал отлично понимавший, что к чему, капитан «Зенита» времён первого российского чемпионства Анатолий Тимощук. Ещё более конкретно по этому поводу высказывался не столь удачливый капитан, но отличный игрок Андрей Аршавин: «Личность капитана олицетворяет собой характер команды, её игру, стремления». И оба они правы. Всё же, настоящий капитан и в нынешних реалиях фигура в команде немаловажная, а нередко и по-прежнему ключевая, многое определяющая.


Мы постараемся рассказать обо всех, кто «откапитанил» в «Зените» хотя бы один сезон. И непременно упомянём обо всех, кто надевал повязку хотя бы в паре десятков матчей. Хотя, понятное дело, по ранним годам истории команды такой точный отбор сделать непросто – подобная статистика в те годы не велась, а в прессе упоминания имён капитанов были нечасты. А потому хоть как-то восстанавливать картину приходится по различным косвенным сведениям, вроде далеко не столь пунктуальных в этом вопросе данных официальных протоколов, полустёртых надписей на пожелтевших программках тех лет, сделанных непосредственными свидетелями матча вручную, или по воспоминаниям ветеранов-футболистов и ветеранов-болельщиков.


«Зениту» с капитанами обычно везло. В разные годы их функции исполняли игроки крупные, значимые, а порой личностных размеров и вовсе огромных. И так повелось с самого начала – именно полузащитник «Сталинца»–«Зенита» 1930-х Борис Ивин стал не только первым капитаном команды, но и капитаном одним из самых крупных, ярких и масштабных в её истории.



Борис Ивин (1934-1940)

boris ivinБорис Ивин – личность, с годами подстёршаяся из памяти болельщиков Ленинграда-Петербурга. А между тем, именно с монументальной фигурой первого капитана «Зенита» самым непосредственным образом связано становление команды, её первые шаги в большом футболе.


В начале 1930-х Ивин играл за команду завода «Красный Выборжец» – сильнейший тогда футбольный коллектив Выборгского района, да и во всём ленинградском футболе команду заметную и авторитетную. Там молодой футболист быстро стал капитаном, лидером коллектива и самой заметной фигурой не только в команде, но и во всей спортивной организации завода. Правда, кипучая энергия, напористость и безудержная амбициозность спортсмена вскоре пришлись не по вкусу спортивным «боссам» «Красного Выборжца». И это привело к событию, оказавшемся воистину судьбоносным в истории будущего ленинградского «Зенита»: Борис Ивин после серии конфликтов с руководителями заводского спорта был вынужден покинуть спортивную секцию завода. Чем немедленно воспользовались соседи с ЛМЗ.


На ленинградском Металлическом заводе как раз в это время происходила кардинальная перестройка заводского футбола. Под неусыпным контролем директора завода Ивана Пенкина, перестройкой этой руководил ведущий инженер Николай Петров, страстный любитель футбола, до того работавший на соседнем «Красном Выборжце», игравший там за вторую команду и хорошо знавший Бориса Ивина. Именно благодаря Петрову, Ивин в 1934-м появился на ЛМЗ, став тем самым стержнем, основой, вокруг которого началось строительство новой, фактически профессиональной заводской футбольной команды. Ну, естественно, насколько это было возможным в реалиях того времени.


Авторитет Бориса Ивина в футбольных кругах Ленинграда был исключительно высок: один из немногих футболистов довоенного «Сталинца» истинно высокого класса, сравнимого с уровнем лучших игроков страны, игрок сборных РСФСР и СССР, капитан сборной Ленинграда. В их составах принимавший участие, пожалуй, во всех матчах довоенного советского футбола, ставших со временем легендарными: с басками и болгарами, со сборными Турции и Праги, а также в различных турне советских команд по скандинавским странам. И если бы в середине 1930 г.г. в Ленинграде проводился опрос на тему «Самый популярный футболист города», Борис Ивин наверняка занял бы в нём одно из первых мест в компании с легендами ленинградского футбола Михаилом Бутусовым и Петром Дементьевым.


Во многом благодаря появлению в команде металлистов такой яркой и популярной фигуры, в течение 1934-35 в неё один за другим приходят действительно сильные игроки, переходу которых на ЛМЗ с других предприятий в немалой степени способствует и сам капитан, отлично знающий городской футбол и имеющий в этом мире обширные знакомства. В конце концов, именно эти игроки впоследствии представляли ленинградский «Сталинец» в первом клубном чемпионате СССР 1936 года, именно они дебютировали в группе А двумя годами позже, а многие из них под руководством всё того же капитана Ивина ещё год спустя добились первого успеха в истории клуба, выйдя в 1939 году в финал Кубка СССР.

stalinets dinamo tiflis


Борис Ивин (справа) вручает цветы капитану «Динамо» (Тифлис) Борису Пайчадзе

перед началом матча на стадионе КСИ, 1936 г.


И если авторитет Ивина в футбольных кругах страны был высок, то на родном ЛМЗ – и вовсе безграничен. Высококлассный футболист и отличный организатор, «душа команды», как называла его пресса, он везде и всегда исполнял функции этакого «плеймейкера», крепко держащего в своих руках нити не только игры, но и всей жизни коллектива. Капитан заводской футбольной команды имел право в любой момент без всякой записи войти в кабинет директора завода, чтобы обсудить с ним те или иные проблемы команды, чем и пользовался всемерно. Директор же, в свою очередь, ради этого мог перенести на более поздний срок общезаводское совещание или заставить томиться в приёмной начальников цехов и даже собственных заместителей. В самой же команде Ивин был царём и богом, на его монументальном фоне несколько на второй план отходили даже тренеры, вынужденные поверять по нему едва ли не все свои решения.


Воспитанный ещё в «доисторические» времена, Ивин продолжал исполнять прежнюю роль капитана-тренера, капитана-директора, капитана-администратора, капитана-генерала. Понятное дело, штатным тренерам «Сталинца» такой «дуализм» в руководстве командой был не по душе. Но одни с этим мирились, как-то приспосабливаясь к наличию в их команде не менее, а, может, даже и более авторитетной, чем они, силы. Другие нет, после чего были вынуждены команду покинуть, раздавленные харизмой её капитана. И лишь вернувшийся в начале 1940-го к рулю «Зенита» (уже «Зенита») тренер Пётр Филиппов решительно положил этому конец. Учтя свою давнюю ошибку весны 1938 года, из-за которой он был вынужден уйти из команды, на сей раз он действовал решительно и жёстко, при первых же попытках Ивина заявить о своих претензиях на абсолютное лидерство, сначала усадив его на лавку, а затем и вовсе распрощавшись с ним.


И всё же, несмотря ни на что, совершенно неизвестно, как сложилась бы судьба «Зенита», по какому пути пошла бы его дальнейшая история, не окажись в его рядах тогда, в самом начале, такой яркой и мощной личности, такого классного игрока, как Борис Ивин. Хватило бы сил одних только тренеров для того, чтобы сплотить команду, заразить её общей идеей, да и просто организовать игру, повести за собой футболистов? Кто знает... Но как бы там ни было, а роль и заслуги Бориса Ивина в становлении и первых шагах будущего «Зенита» трудно переоценить – он сделал для этого очень много и достоин самой доброй памяти.



Александр Зябликов (1940-1942)

zyablikov

Сменивший Ивина в разгар сезона 1940 г. в качестве капитана его многолетний партнёр по полузащите Александр Зябликов был в команде также авторитетен: игрок сборной Ленинграда, абсолютный рекордсмен довоенного «Зенита» по количеству проведённых за него официальных матчей, игрок классный и практически незаменимый. Только, в отличие от своего предшественника, куда более компромиссный, корректный и дисциплинированный, и без той ивинской буквально вулканирующей амбициозности и харизматичности. Да и в дела сугубо тренерские предпочитавший не вмешиваться. И в роли капитана был для тренеров куда более приемлемой фигурой.


А потому откапитанил Зябликов в «Зените» до самого начала войны. С основой в эвакуацию не уехал, оставшись в городе. И именно он весной 1942-го на правах капитана команды начал сбор в блокадном городе бывших футболистов «Зенита» для проведения легендарных первых блокадных матчей. В «Зените» же, уехавшем в эвакуацию, естественно, был избран другой капитан, но об этом в следующий раз. Отметим только, что вскоре после проведения блокадных матчей 30-летний Зябликов также покинул Ленинград, и за «Зенит» больше не играл.



Дмитрий Догановский.


Нравится